Не рой другому яму…

В известном романе «Мастер и Маргарита» Булгакова герой сказал: «Хорошие люди, только квартирный вопрос их испортил». На прошлой неделе я принимал участие в судебном процессе, в котором предметом спора были… могильные места. Увы, в жизни бывает так, что родственники борются между собой даже не за место под крышей (читай, квартиру), а за место на кладбище…

Я представлял в суде истца — Павла О. Фабула противостояния двух родственников началась еще в 1999 году, когда умер двоюродный брат Павла О. Согласно закону, хоронить покойного имеют право родственники первой очереди: жена, дети, родители, родные сестры или братья. Павел О. убедился, что дочери не хотят заниматься похоронами, а бывшая жена покойного также уже не в счет. Сестра покойного хотела похоронить брата на новом кладбище в Саласпилсе, но Павел О. настоял, что надо хоронить в Риге, в том же районе, где его брат и жил. Павел нашел место на Вецмилгравском кладбище и решил так: за могильное место заплатит он, а оформлено оно будет на дочь покойного Лану, потому что так положено по закону. Во время осмотра места захоронения с Павлом была бывшая жена покойного. Она предложила заодно взять три места на кладбище, на будущее (для нее, Павла и его жены). Сегодня Павел жалеет, что послушался родственницы. Ведь платил за четыре места он (250 латов, по 60 латов за место плюс сбор 10 латов), а записали кладбищенскую землю на Лану. Но тогда Павел просто машинально взял себе квитанцию об оплате и на время забыл об этой грустной истории.

Два года назад внезапно скончался сын Павла О. И отец пришел на Вецмилгравское кладбище, чтобы похоронить сына рядом со своим двоюродным братом.

В связи с печальной кончиной сына Павла и его похоронами четырехместная могила стала Семейной могилой семьи. Об этом Павел договорился со своей племянницей Ланой (дочерью покойного кузена, формальной владелицей могил). Женщина согласилась разделить площадку на две части. Два места записать на дядю Павла О. И два — на себя.

В июне 2010 года Администрация кладбища Вецмилгрависа Лютеранского прихода получила следующее заявление от Ланы: «Я, Лана, согласна разделить приобретенный мной могильный участок на две равные половины, о чем подписала договор с Павлом О. Во время подписания не был оговорен процесс разделения, поэтому я прошу разделить могильные места так, чтобы принадлежащие мне места соответствовали полноценным могилам. После официального разделения могил я готова подписать новый договор. Прошу выполнить мою просьбу в течение месяца и информировать меня об исполнении в письменном виде».

Однако, к изумлению моего истца, дама резко передумала официально разделять могильное место. Через шесть месяцев после устной договоренности Павел О. послал официальное приглашение Лане подписать документы о разделе Семейной могилы. Однако ответа не дождался.

Павлу О. необходимо иметь официальное подтверждение того, что он — владелец двух могил на этом кладбище — поскольку у него там похоронен сын. Пока же Лана отказывается от передачи части имущества родственнику, Павел не может быть уверенным в том, что он — контролирует это недвижимое имущество. И в случае (конечно, не дай Бог!) смерти кого-то из своих близких — у него нет права похоронить человека на части, которая предположительно может быть его.

Как объяснила свое молчание Лана? «На кладбище два места занимают 2,5 метра, а 4 места — 4 метра… Мои условия разделения были такие: нашей семье остаются два полноценных могильных места со стандартным размером 2,5. Администрация Вецмилгравского Лютеранского прихода ответила мне, что не может разделить эти 4 места так, чтобы мне осталось 2 полноценных места. В связи с этим я отказываюсь от желания разделить семейные могилы».

В Гражданском акте (пункт 894) сказано: если кто-то хоть раз воспользовался правом на кладбищенский участок (хоронил близкого человека), этого достаточно, чтобы претендовать на право обладания этим местом. С согласия Ланы Павел воспользовался возможностью похоронить сына на Семейном могильном участке, где у него теоретически еще осталось одно место в запасе.

Павел подал в суд на свою двоюродную племянницу и на Администрацию кладбища Вецмилгрависа Лютеранского прихода с требованием подписать заготовленные уже полгода назад договора о разделении участка, а также возместить все расходы на судопроизводство.

На прошлой неделе Рижский суд Зиемельского района рассмотрел это дело, однако приговор будет вынесен только 22 февраля. Я надеюсь, что судья вынесет справедливое решение… Ходатайство Павла на суде поддержал даже ответчик — администрация кладбища Вецмилгрависа Лютеранского прихода.

Берегите себя, своих близких и не дай вам Бог иметь алчных родственников!

Ваш Валдис Крисбергс (руководитель Бюро Юридической помощи Eiro Temīda).

 

Р.5. Все имена героев блога изменены.